Спецсерия

Священник Дмитрий Березин: «Главное – не остыть!»

Священник Дмитрий Березин окончил ПСТГУ в 2007 г. Отец Дмитрий – настоятель подмосковного храма в честь Казанской иконы Божьей Матери села Молоково, организатор и идейный вдохновитель уникального интернет-проекта «Батя» - журнала для пап. Как человек, руководивший успешным бизнесом, имеющий за плечами диплом престижного ВУЗа по перспективной специальности и кандидатскую степень стал православным священником? Об этом читайте в нашем новом интервью.

Отец Дмитрий, позвольте начать с традиционных вопросов: как Вы пришли в Церковь, была ли Ваша семья церковной?

Семья была обычная, советская. Правильнее всего было бы назвать её невоцерковленной, но верующей. Я не припомню такого времени, когда в нашей семье не было бы веры, но она практически никак не проявлялась. С другой стороны, хотя крещен я был в детстве, но в храм более-менее сознательно пришел только когда учился в старших классах школы.Во время обучения в институте несколько раз исповедовался. Этим тогда все и ограничивалось. Про Причастие я не знал ничего.

Куда Вы поступили после окончания школы?

В Государственный Университет Управления на специальность «логистика».

Почему именно этот университет и это направление?

Это достаточно известный и авторитетный ВУЗ который готовит хороших специалистов, для меня этот фактор был решающим, потому что каких-либо особых интересов в старших классах у меня не было: я немного увлекался компьютерами, мне была интересна экономика, потому я изначально поступал на факультет, связанный с программированием, автоматизацией процессов. Конкурс на этот факультет был очень большим, я не прошел, и попал на логистику, о существовании которой тогда мало кто знал. Специальность оказалась очень перспективной – она до сих пор остается у нас весьма актуальной. Учиться было интересно.

Как Вы нашли работу после окончания университета? Как вообще складывалась Ваша дальнейшая профессиональная судьба?

Учась на старших курсах, я уже работал в компании, внедряющий системы автоматизации предприятий, так что по окончании учебы я продолжил работать в этой сфере. Какое-то время я работал в самом университете: в компьютерной лаборатории. Было время, когда трудился в отделе дистанционного обучения там же.

Впоследствии Вы стали директором фирмы?

В какой-то момент мы просто устали заниматься дистанционным обучением: команда стала разваливаться, вот я и решил, что пора заканчивать. Тогда и появилась идея: начать что-то делать самим. В итоге мы с друзьями создали компанию по логистике: занимались перевозкой прессы - это довольно специфическая сфера, подразумевающая точную и быструю доставку груза в сжатые сроки.

Успешно ли развивался бизнес?

Компания существует до сих пор.

Отец Дмитрий, Вы сказали, что учась сначала в старших классах школы, в институте, несколько раз бывали в храме, исповедовались.
Как шёл процесс воцерковления по окончании института?

На четвёртом курсе, когда у студентов были каникулы, у меня появилась идея попутешествовать. На тот момент, как это обычно бывает в таком возрасте, особых средств не было. У меня была подаренная книга про путешествия автостопом, прочитав её, я решил поехать на Байкал. За месяц мне удалось обойти, а отчасти объехать значительную часть озера и вернуться обратно в Москву. Следующим опытом, более серьёзным, с точки зрения воцерковления, стала поездка на Камчатку. Я решил поехать в одиночку, так проще в техническом и бытовом плане, но у этого решения был замечательный побочный эффект: нахождение в одиночестве давало время для размышлений, появилось время для внутренней тишины. Кроме того, отступление от привычного образа жизни, где есть общественный транспорт, ходящий по расписанию, машина, горячая еда и вода, электричество, но где практически нет места для Бога, сыграло свою роль: в поездке ведь всё непредсказуемо, там много независящих от человека факторов: ничего заранее не гарантировано. Благодаря этому и появляется место для размышлений о Боге. Сложно сказать почему, но именно на Камчатке я купил свой первый молитвослов.

Читать молитвы я начал в каюте контейнеровоза по дороге во Владивосток, где-то в Тихом океане.

Потом была встреча со Свидетелями Иеговы: меня подвозила прекрасная семья из Хабаровска. Мы беседовали о Боге, иногда я понимал, что они не правы, но не всегда мог сформулировать почему, это во многом побудило меня более глубоко узнать православие. Так возникла мысль о втором высшем образовании – богословском.

Значит до поступления в ПСТГУ практики церковной жизни у Вас практически не было?

Можно сказать, что особо не было.

А как Вы узнали о Свято-Тихоновском университете?

В интернете: я начал искать место для обучения, сразу исключил вариант семинарии, в итоге мне подошло вечернее отделение ПСТГУ.

Поступление прошло гладко? Были ли какие-то проблемы?

На собеседовании я не знал каких-то элементарных вещей, так что, можно сказать, прошел на грани. Отец Константин Польсков с любопытством посмотрел на красный диплом ГУУ, затем на меня и сказал: «Ну ладно…посмотрим».

Как складывалась жизнь период обучения в Свято-Тихоновском университете? Как проходил процесс воцерковления?

Воцерковление происходило благодаря нашей замечательной группе. С многими одногруппниками я общаюсь и сейчас, а тогда, благодаря им участились походы в храм, жизнь стала более церковной, потом я начал алтарничать: ведь изучать литургику, не участвуя в богослужении, совершенно невозможно.

Был ли уже тогда священник, у которого Вы исповедовались регулярно?

Духовник появился практически сразу, первое время им был отец Алексий Гомонов, потом я стал алтарничать в храме села Верхнее Мячково (сейчас в этом храме служит другой наш выпускник – отец Святослав Малкин) и исповедоваться у отца Александра Шередекина, который оказал существенное влияние на меня.

Как получалось совмещать работу, учёбу и церковную жизнь?

Как-то получалось… Службы были, в основном, по выходным, а кроме того была возможность оставаться ночевать в храме.

Отец Дмитрий, скажите, а как Вы познакомились со своей супругой. Когда Вы обвенчались?

Знакомы мы были ещё со времени нашей общей учебы в ГУУ. Ну а поженились и обвенчались, когда я уже учился на втором курсе ПСТГУ. Хотя моя супруга там не училась, но поначалу часто ездила со мной на лекции.

Как все же получилось, что Вы, будучи успешным, по светским меркам, человеком, приняли сначала диаконский, затем священнический сан?

Наверное, меня «охмурили» церковники.

А кто конкретно и как «охмурил»?

Изначально, поступая в ПСТГУ я действительно не ставил перед собой такой цели – принимать священный сан. Подтолкнул меня к этой мысли мой духовник, отец Александр, это было на третьем курсе: я как раз тогда завершил написание диссертации по первой специальности. Размышлял я тогда примерно так: каковы могут быть результаты моего труда в светской сфере –

успешно развивающаяся компания, какие-то экономические достижения, в конечном итоге – вещи преходящие, но ведь есть и значительно более важные вещи: человеческие души, поэтому я и решил, что заниматься изменением этих душ в лучшую сторону гораздо нужнее.

Когда Вас рукоположили в диаконский сан, в каком храме Вы стали служить?

Храм Рождества Пресвятой Богородицы в Тарычёво, там служил друг отца Александра игумен Иннокентий (Язвиков), мы обратились к нему с такой просьбой, он её поддержал.

Долго ли Вы служили в диаконском сане?

Где-то полгода, затем в том же храме продолжил служение уже священником.

Став пастырем, Вы должны были брать на себя ответственность за душепопечение. Были ли здесь сложности?

Я не могу сказать о каких-то существенных сложностях. Большую помощь оказало чтение книг и общение с духовником. Помогал и предшествующий опыт общения с самыми разными людьми: прежде всего в ПСТГУ - многие студенты нашей группы были уже в солидном возрасте, среди них даже было несколько кандидатов наук. А вот священников до меня в нашей группе не было.

Отец Дмитрий, не могли бы Вы перечислить конкретные книги?

«Лествица», преподобный Макарий Египетский, авва Дорофей, в общем - святоотеческая классика.

Как Вы стали настоятелем храма?

Меня назначили настоятелем где-то то через два с половиной года после священнической хиротонии. Здесь к тому времени уже 18 лет совершалась служба, так что многих обычных для новоиспеченого настоятеля проблем удалось избежать.

Много ли у Вас сейчас постоянных прихожан?

Более 100 человек разных возрастов, трудно точно посчитать. В связи со строительством новых микрорайонов у нас стало больше молодых семей. Есть и молодые люди, и зрелые, и пожилые.

Отец Дмитрий, Вы являетесь одним из создателей и вдохновителей уникального для Рунета проекта «Батя», который презентуете как мужской журнал для пап. Скажите, как у Вас возникла такая идея?

Идея была простой: на дворе стоял 2007 год, самый разгар кризиса семьи. Возникла мысль сделать что-то хорошее в этой области. Тогда я уже руководил компанией, был определенный опыт созидания некоего дела, а главное - желание повлиять на ситуацию. Тогда и сейчас существовали и существуют проекты, направленные на противодействие абортам, но эти проекты – это, скорее, борьба с последствиями разрушения семьи. А как не допустить этого разрушения? Размышляя над этим вопросом, мы пришли к выводу, что многое связано с ролью мужчины в семейной жизни. Так мы и решили создать журнал «для пап». Старались «заразить» наших читателей примером хороших семей.

Мне здесь видится определенная проблема с целевой аудиторией. В церковном плане обычно семейный двигатель-женщина. Люди, для которых важно слово священника, как правило воцерковленные, но, в основном, проблемы возникают у людей, либо далёких от Церкви, либо лишь отчасти с Церковью связанных. Получается, что сам проект церковный, но основная проблемная группа – это люди нецерковные…

Мы изначально не делали церковный проект. Конечно, он был по сути православным, но о самом православии говорилось очень мало, старались брать темы, интересные для светской аудитории.

Как её можно привлечь?

Вообще, главная ошибка пап – непонимание проблемы, избыточная уверенность в своих знаниях. Многие отцы просто не знают, что делать с ребёнком, как его занять. Бывает так, что у папы есть желание что-то сделать, но часто он просто не знает, как это сделать. Для этого была создана рубрика «Делаем с папой».

Ведь раньше в сельских сообществах ребёнок очень рано начинал участвовать в рабочем процессе, а вот сейчас у него нет такой возможности, поэтому важно понять, что делать с детьми в семье.

А опыт, которым Вы делитесь, это опыт воспитания трёх Ваших дочерей и сына?

Не могу сказать, что у меня есть какой-то особенный личный опыт. Но есть некоторое представление о том, как должно быть.

Отец Дмитрий, Вам, как пастырю, наверняка приходилось сталкиваться с такими проблемами: если лишь отчасти церковная семья находится на грани развода, чем может помочь священник?

Такие семейные кризисы происходят по разным причинам, виноваты обычно оба супруга. Часто у них наступает момент, когда они перестают друг друга понимать, накапливается комок обид, недосказанности, несбывшихся ожиданий. Он зачастую проявляется неадекватным образом: через раздражение и озлобленность, а это происходит из-за отсутствия доверительного общения. Тогда любые попытки примирения заканчиваются ничем. Если есть понимание проблемы и необходимости её решения, то можно прибегнуть к помощи третьего человека - священника. Такие беседы принято начинать с исповеди: это нужно для понимания внутреннего духовного состояния человека. Потом следует беседа, в которой можно решить какие-то проблемы.

Роль «третьего человека» часто отводится сейчас не священнику, а семейному психологу.

Да, так бывает. Но психологи действуют в рамках определённой школы психологии, а принципы этой школы не всегда христианские. Кроме того, есть таинство покаяния – его психология не заменит.

Что делать священнику, когда в семье есть конфликт, но воцерковлена лишь супруга, супруг же далёк от Церкви? Здесь же возможности пастырского воздействия более ограничены…

Да, это правда. Часто, услышав об «ужасной второй половине», я прошу прийти супругов на беседу вместе. Иногда, послушав рассказ жены об ужасном муже, впоследствии побеседовав с мужем, узнаешь из разговора с ним, какая у него ужасная жена. Тут в любом случае важным бывает выслушать обе стороны.

Закончить хотел бы традиционным вопросом. Как вы полагаете, что главное в служении священника?

Я полагаю, что главное – «не остыть», поддерживать себя молитвой и покаянием. Очень сложно обходиться без духовника, особенно в молодом возрасте, когда много искушений. Тогда наличие старшего наставника очень важно. Нужно быть предельно честным перед Богом и перед самим собой.

Отец Дмитрий, благодарю Вас за интересную беседу.

#интервью #Польсков Константин #выпускники #Березин Дмитрий #Малкин Святослав

29 августа 2015